Австралия. Путевые заметки из перевернутого мира. 14 441 километр до Международного союза геодезии и геофизики

Мельбурн

Конец июня 2011 года. Мы летим на 25-ую ассамблею Международного союза геодезии и геофизики (IUGG) в Мельбурн. Самолет "Катарских авиалиний" плавно снижается над Персидским заливом. Старший стюард объявляет, что бар закрывается.

Оставляя позади Иран, а справа по курсу остров Бахрейн, пилот направляет аэробус-321 на полуостров в международный аэропорт столицы Катара Доху. Под крылом раскидывается гигантская серо-желтая пустыня.

...под крылом раскидывается гигантская серо-желтая пустыня...

Мягко посадив самолет, командир корабля приветствует пассажиров на земле эмирата Катар и без удивления сообщает, что температура за бортом авиалайнера — 51 градус выше ноля по Цельсию. Обслуживающая нас русскоговорящая стюардесса Алёна — украинская девушка из Одессы — поясняет, что сильно жарко не будет, потому что воздух очень сухой. Как и все члены экипажа, она в элегантной сине-бордовой форме, по мусульманским стандартам скрывающей руки и ноги от посторонних глаз. Персонал "Катарских авиалиний" вышколен, как и положено одной из лучших авиакомпаний в мировом рейтинге. Пассажиру экономического класса предлагается выбор из примерно ста кинофильмов, телевизионные передачи, многочисленные аудиоканалы и многие другие электронные развлечения. Как в старые добрые времена, на борту щедро угощают любыми соками и алкоголем. Непрерывно открыт буфет закусок.

Добраться из Москвы до Мельбурна "Катарскими авиалиниями" стоит почти вдвое дешевле, чем любой из компаний Sky Team. Сервис последних упрощается с каждым годом (кроме, пожалуй, Аэрофлота), превращая праздник полёта в утомительное перемещение на переполненном воздушном автобусе. Особенно далеко пошли в этом американские авиакомпании, введя оплату за багаж и практически отменив питание на борту на внутренних рейсах. В результате пассажиры стараются пронести объёмные чемоданы и пакеты из Макдональдса в самолёт. Какой уж тут праздник!

...в крупных отелях Катара жизнь преображается и становится вполне западной...

Пять часов проводим в салоне бизнес-класса катарского аэропорта. Летим экономическим классом, но за 40 американских долларов каждый может воспользоваться салоном. В салоне всё включено — быстрый интернет, прекрасный холодный и горячий буфет, изысканное вино и любые другие напитки.

В самом Катаре алкоголь категорически запрещен. Местные жители избегают употреблять алкоголь и в салоне. В то же время иностранцы чувствуют здесь себя свободно, потому что аэропорт приравнивается к гостинице. В крупных отелях Катара жизнь преображается и становится вполне западной: женщины ходят с открытыми лицами, в барах подают любые напитки, работают дискотеки. Строгие мусульманские законы существенно ослаблены в этих гостиницах-небоскрёбах, чтобы привлечь иностранных туристов. В Катаре живет два миллиона человек, из которых лишь двести тысяч — коренные жители с паспортами этой страны. Они и владеют всем — нефтью, землей, гостиницами и авиакомпанией. В экипаже нашего самолёта англичане, словаки, румыны, таиландцы и нигерийцы, но ни одного катарца.

Спустя 14 часов полета, оставив позади Индию, Сейшельские острова, пролетев над Молуккским морем и Индонезией, прибываем в Мельбурн. Дальше, на краю света, только Новая Зеландия и входящая в Австралию Тасмания. Первое впечатление — мгновенное опьянение от воздуха. Сначала думаешь, что это после долгого пребывания в самолёте. Но расслабленность и постоянное желание заснуть не проходят и в дальнейшем. Причина — в минимальном для Земли количестве углекислого газа в воздухе. Процент CO2 в воздухе вообще есть функция широты. На широте Мельбурна у нас на планете другой суши нет, и этот воздух оказывается уникальным по своей чистоте и насыщенности кислородом. Другое, более ожидаемое от южного полушария впечатление — холодная осенняя погода в июне.

...каждый сдающий пальто должен оставить свою подпись в журнале...

Может быть, эти климатические особенности отчасти объясняют весьма необычное устройство австралийского образа жизни и поведения австралийцев. На нашей планете можно найти два противоположных, полярных типа стран и народов. Назовём первых приверженцами узаконенного порядка, а вторых — апологетами личных свобод. Думаю, что общепризнанные примеры стран первого типа — Германия и Швейцария. На другом полюсе — Бразилия и Мексика. Между этими полюсами широкий спектр стран и народов, которые хотят порядка и широких личных свобод одновременно. В точке крайнего экстремума апологетов жесткого порядка находится Австралия. Порядок здесь доведен почти до абсолюта, иногда переходящего в абсурд. Принимая пальто, гардеробщик конгресс-центра, где проходила наша ассамблея, записывает в регистрационную тетрадь дату, фамилию, телефон и электронную почту каждого сдающего одежду или портфель. Каждый сдающий пальто должен оставить свою подпись в журнале.

...Прекрасная черта австралийцев — приверженность к выполнению законов и правил — не знает границ...

Прекрасная черта австралийцев — приверженность к выполнению законов и правил — не знает границ. Их, кажется, совершенно не волнует, что избыточные правила могут нарушать их частную жизнь. В этом отчасти ощущается изолированность Австралии от реального мира на других континентах, которая в этой стране тщательно оберегается. Поддержка абсолютного порядка — недешёвое удовольствие, поэтому в Австралии высокие цены. При этом австралийцы готовы щедро платить государству, обеспечивающему их безопасность, но не друг другу. При ценах в ресторанах, по крайней мере, вдвое выше американских, чаевые официантов весьма скромные – не более пяти процентов вместо пятнадцати в Америке.

Австралийцы — и мужчины, и женщины, как правило, люди высокого роста и плотного телосложения, с крупными чертами лица и большими сильными руками. Среди них много полных людей. Думаю, что в Европе жители этого континента в основном бы пользовались магазинами для людей с "большими размерами". В общении между австралийцами нет агрессии, но и не наблюдается особой вежливости. Водитель заказанного для встречи в аэропорту микроавтобуса избегал популярных за границей слов "спасибо" и "пожалуйста", даже когда пытался посадить меня на чемодан вместо сидения из-за превышения числа пассажиров над числом посадочных мест. При этом поездка была уже заранее оплачена нами из Москвы по интернету.

Старый трамвай

Мельбурну менее 200 лет. В нём живет 3 миллиона человек из 19 миллионов австралийцев. Это второй по величине город Австралии после Сиднея. Мельбурн — ухоженный, чистый и красивый город современной архитектуры. Он построен основательно и масштабно, Качество строительства со стороны фасадов — образцовое. Кажется, что ни одно здание в Мельбурне не нуждается в реставрации или ремонте. На мостовых и тротуарах отсутствуют трещины, хотя зима здесь приносит достаточно ненастных дней. В лучших британских традициях недавняя старина с любовью и удовольствием сохраняется. Фрагменты старины органично и живописно вписаны в великолепный ансамбль современной архитектуры города.

...старинные трамваи 50-ых годов прошлого века бесплатно возят пассажиров по кольцевому маршруту в центре Мельбурна...

Качество строительства изнутри выглядит скромнее. В июне-июле в Австралии зима. Во время нашего пребывания температура в Мельбурне колебалась ночью между 5-10 градусами тепла, а днем между 10-15. Но всюду в помещениях было холодно из-за сильного ветра, дующего из щелей, которых очень много в современных постройках. При этом кондиционирование в залах заседаний было почему-то включено на охлаждение вместо отопления.

Старинные трамваи 50-ых годов прошлого века бесплатно возят пассажиров по кольцевому маршруту в центре Мельбурна. Несколько сотен 20-30-летних автомобилей — кадиллаки, бьюики, паккарды, шевроле, мерседесы в идеальном состоянии выставлены в фойе конференц-центра Мельбурна на всеобщее обозрение. Это чем-то напоминает знаменитую парковку феррари, роллс-ройсов, брабусов и бентли у здания казино, воздвигнутого архитектором Гарнье в Монте-Карло. Мельбурнские старинные машины скромнее, чем их монакские собратья, но их состояние столь же безупречно. Через несколько дней десятки этих старинных машин поедут на ралли по всей Австралии. А сегодня их можно купить за вполне разумные деньги. Удивительное и восхитительное отношение к старым машинам, механизмам и архитектурным ансамблям!

Образцово сохраняется старинная техника. Из городка Белгравия (это название лондонского района, как и многие другие названия, "привезены" из Британии) в деревушку Лэйксайд идет старая железная дорога. Теперь эта дорога — экскурсионная достопримечательность. Вагоны начала ХХ века тянут настоящие паровозы 1918 и 1926 годов, построенные не только в Англии, но и в самой Австралии. Это не современные реплики, а прекрасно сохранённые реальные машины того периода. Около 50 лет назад они были законсервированы, да так, что 15 лет назад их расконсервировали и пустили в дело. Машинист приглашает в кабину паровоза и с удовольствием показывает приборы управления. Всё реальное из начала ХХ столетия. Уголь в топку кочегар забрасывает лопатой, как и почти 100 лет назад. Такая любовь и уважение к своему прошлому — одна из многих замечательных сторон австралийского народа. Это видно и в любовно собранной коллекции музея иммиграции, которая насчитывает теперь уже почти 200 лет.

...австралийцы находятся под тотальным видеоконтролем...

Логотип VISA даёт гарантии надёжности карты продавцу в любой стране. В Австралии продавец, кроме документа владельца, запрашивает тип карты — дебетная или кредитная, выясняет, подписывается карта или управляется кодом и т. д. В результате частная информации становится публичной. Эта часть австралийского порядка прослеживается во многих аспектах жизни страны. Кому-то она не нравится, для кого-то естественна или даже привлекательна. Я не видел ничего подобного ни в одной стране мира, кроме стран социалистического лагеря в прошлом и Китая в наши дни. Такая несвобода действий, может быть, также диктуется компьютерами, неусыпно надзирающими, как и видеокамеры, за финансовыми операциями частных лиц.

Порядок настолько важен для австралийцев, что иногда даже деньги уступают ему по важности. Иностранную валюту можно поменять в банках, которые прекращают операции в четыре часа после полудня. При этом, конечно, требуется наличие паспорта. Другой вариант — это четыре-пять обменных пунктов в центре Мельбурна. Все закрываются в 17:00, и лишь один — с непомерно высоким курсом австралийского доллара – работает до 18:00.

Австралийцы находятся под тотальным видеоконтролем. Видеокамеры смотрят на них повсюду. Только при входе в мою гостиницу я заметил шесть камер. В каждом, даже небольшом, зале заседаний за людьми наблюдает камера. Она не спрятана. Напротив, всевидящее око расположено на первом плане, явно демонстрируя австралийцам и их гостям, что кто-то внимательно следит за их поведением. Местные жители, понимая, что ни одно даже малейшее нарушение правил не останется безнаказанным, могли бы находиться в постоянном страхе. Но это не так. Австралийцев никак не назовешь "младшими братьями" из романа Джорджа Оруэлла "1984". Напротив, они любят свой образ жизни, гордятся и наслаждаются порядком в своей стране. Они создали эту процветающую страну из того, что в XIX веке было всего лишь британской тюрьмой. Сотни тысяч иммигрантов приехали сюда за тридевять земель. Австралийцы с гордостью рассказывают, что штраф за превышение скорости на 5 км в час составляет 200 долларов. И не важно, что нам здесь что-то нравится, а что-то нет. Важно, что австралийцам нравится жить в своей стране.


Леонид Дмитриев

Печать