"Можем рассчитывать только на местные ресурсы"

Слева направо: Р. И. Краснопёров, чл.-корр. РАН А. А. Соловьёв, А. Г. Шеломенцев, академик РАН А. Д. Гвишиани, Э. О. Кедров
Слева направо: Р. И. Краснопёров, чл.-корр. РАН А. А. Соловьёв, А. Г. Шеломенцев, академик РАН А. Д. Гвишиани, Э. О. Кедров

14 сентября Андрей Геннадьевич Шеломенцев, руководитель Федерального исследовательского центра комплексного изучения Арктики, посетил ГЦ РАН с рабочим визитом и рассказал в интервью "Вестнику" о современном состоянии дел в организации.

Андрей Геннадьевич, с недавнего времени Вы возглавляете Федеральный исследовательский центр комплексного изучения Арктики им. Академика Лаверова. Организация молодая, не могли бы Вы рассказать о предпосылках её создания?

А. Ш.: Решение о создании организации было принято в 2015 году, но работа в коридорах Центра закипела в следующем — 2016 году. ФИЦКИА РАН была создана на базе четырех учреждений: Архангельского научного центра Уральского отделения РАН, Института физиологии природных адаптаций УрО РАН, Института экологических проблем Севера УрО РАН, Архангельского научно-исследовательского института сельского хозяйства и Нарьян-Марской опытной станции. Каждый из этих институтов обладает своей историей, учеными, накопленным багажом знаний. "Возраст" научной организации измеряется результатами ее деятельности, традициями и авторитетом в научном мире. В то же время наука — это не болото, а река — непрерывный поток идей, исследований, ресурсов, кадров. Поэтому очень важно поддерживать "приток свежей воды". В нашем институте, к примеру, 60% сотрудников — молодые ученые.

Каким образом происходит выбор приоритетного направления для такого крупного научного Центра?

А. Ш.: Проводя политику укрупнения научных организаций, ФАНО преследует одну техническую задачу — сокращение бюджетополучателей. При этом проблемы разработки научной стратегии ложатся на плечи РАН. На деле же получается, что научные институты сами определяют стратегию своего развития, а ФАНО лишь задает критерии эффективности: выполнение "майских указов Президента" и "публикационная активность". Многие коллеги представляют науку в виде своего рода садово-огородного товарищества. "Купил участок" и свою жизнь могу на нем выращивать, свою "капусту". Это неизбежно приводит к тому, что наука отрывается от времени и жизни, превращаясь в "искусство ради искусства": сами ставим задачу, сами решаем, сами перед собой отчитываемся.

С организационной точки зрения — с какими трудностями Вы столкнулись, возглавляя Центр?

А. Ш.: Первое. Несмотря на то, что в уставных документах продекларировано, что мы работаем в Федеральном исследовательском центре, по существу это самый средний институт с постепенно сокращающимся бюджетным финансированием. Выходит, мы можем рассчитывать только на местные ресурсы. Второе. Комплексный характер исследований диктует поиск нетрадиционных подходов к постановке задач, организации взаимодействия сотрудников разных областей знаний, оценке результативности. К примеру, у нас есть лаборатория, где вместе работают биологи и культурологи. На каком мета-языке они должны общаться друг с другом? Или каким направлениям отдавать приоритет сегодня: экологам, геологам, химикам, биологам или медикам? Разные направления предполагают разные формы организации работы.

Вступление на должность требовало смены привычной обстановки, переезда и выстраивания отношений с новыми людьми. Легко ли было принять подобное решение и совпали ли Ваши ожидания с реальностью?

А. Ш.: 25 лет назад я придумал для себя метод "проектного подхода". Я стал реализовывать проекты сотрудничества с университетами и исследовательскими организациями из городов России, Вьетнама, Казахстана. Работа в ФИЦКИА РАН — это реализация "Архангельского проекта", которому сегодня я уделяю больше всего времени. К тому же, проработав все прошлые 17 лет в обществе сплошных экономистов, я начал чувствовать тягу к приключениям.

Какие направления сотрудничества возможны между ФИЦКИА РАН и ГЦ РАН?

А. Ш.: Хотелось бы, чтобы наше сотрудничество носило стратегический, а не ситуативный характер. Нужно делать упор на междисциплинарные исследования, поскольку направления наших работ мало пересекаются между собой. Новое можно находить на стыках магнитологии, медицины, экологии, биологии и сейсмологии. Мы готовы развивать проекты совместных научных мероприятий: конференций, семинаров, молодежных школ, в том числе на базе нашего геобиостационара в Ротковце. Перспективной выглядит издательская деятельность: публикация совместных статей, монографий, сборников работ.


Беседовал С. А. Нехорошев

Печать