Гармония Атлантической Луары

БАтлантической Луары

Район Атлантической Луары

Этот регион крайнего запада Франции административно относится к департаменту Атлантическая Луара, а исторически это самый южный район Бретани.

Побережье знаменитого свирепыми штормами Бискайского залива изрезано гранитными скалами, оголяющими свои черные блестящие спины во время океанических отливов. Дикий и суровый берег. Он покрыт небогатой растительностью, которая чередуется с песчаными пляжами и бухтами с прозрачной водой. По волнам скользят легкие парусники и приземистые катера, издающие уютное утробное урчание. Всюду покой и благодать. Свежий ветер с океана приносит роскошный букет запахов — йода, соли, чистоты и далеких странствий. Над головой кружат упитанные чайки. Если закрыть глаза, абстрагироваться от всего мира, вдохнуть полной грудью вкусный воздух, то легко можно представить себя где–то на самом краю света. Никого. Только ты и Вселенная со всем многообразием звуков и ароматов. С каждым новым вздохом в тело, которое становится легким и невесомым, вливается покой и гармония. Наверное, это и есть счастье.

Я приехала на поезде из Парижа в Ле Круазик — старинный рыбацкий городок–порт, расположенный на самом конце узкого полострова. Здесь заканчиваются земные пути–дороги и начинается океан. Небо затянуто низкими серыми тучами, которые быстро превращаются в легкие белые облака, а потом и вовсе исчезают, уступив место бескрайней голубизне неба. Небо здесь особенно высокое и бесконечное. На его фоне мелкие заботы и проблемы тают, как дым. И улыбка не сходит с лица.

Ле Круазик насчитывает всего 4 тысячи жителей. Как и в древности, основное занятие местных жителей ловля рыбы и сбор морепродуктов во время отливов. Есть устричные и улиточные фермы , выращивают мидии. И еще добывают морскую соль по старинной средневековой технологии. Про соль расскажу отдельно.

Улочки городка тихи и уютны. Дома 16–18 веков, набережная порта относится к 13 веку. Есть смотровая площадка на холме Лениго, с которого открывается вид на море. Кораблики и лодки мирно качаются на волнах. Линия горизонта скользит по уходящему вдаль берегу Бретани и упирается в океан. Эти просторы будоражили воображение художников 19–20 веков. Ле Круазик запечатлен на картинах Эжена Будена и Поля Синьяка.

Город украшен цветами и цветными флажками, колышущимися на ветре.

В Круазике родился известный физик 18 века Пьер Бугер. Он является основателем фотометрии. Имя Пьера Бургера входит в список 72 величайших ученых Франции, который увековечен на Эйфелевой башне в Париже. В честь Пьера Бургера в 1934 году назван один из кратеров на Луне.

Я приехала в эти края на несколько дней, чтобы провести их с моими русскими подругами, живущими во Франции. Это был девишник, ставший уже традицией для них. Я же участвовала первый раз.

С Наташей мы встретились в Ле Круазике и сразу же отправились есть устриц. Бретонские свежие устрицы, пахнущие йодом и свежестью, картинно возвышались на ложе из водорослей. От них невозможно было отвести взгляд.

— Дюжина? — спросила Наташа.

— Две дюжины — ответила я.

Мы устроились на терассе уютного кафе с видом на бухту и кораблики. Пока ждали свой заказ, рассматривали проходящих мимо людей. Каждый второй был в тельняжке. Так уж повелось — приехал в Бретань — надевай полосатую уютную одежду.

— Я тоже хочу тельняжку, — сказала я.

— Я покажу тебе отличный магазин с ними — ответила подруга.

Меж тем устрицы оказались на столе. А вместе с ними — ароматный хлеб, сливочное маслицо и соус с сибулетом. Солнечные лучи играли в бокалах с белым вином и мы начали нашу трапезу.

— Все таки жизнь прекрасна — сказали мы одновременно с подругой.

После обеда путь наш лежал в соседний городок Бац-сюр-мер.

Я провела четыре чудесных дня в Бац-сюр-мер, где жила Наташа. На следующий день к нам присоединилась Лена.

Бац-сюр-Мер — это тоже небольшой городок, вытянувшийся между скалистым океаническим берегом и солончаками Геранда. Бац-сюр-мер может похвастаться богатой историей и интересными достопримечательностями. Такими, например, как церковь Св. Геноле с колокольней высотой 70 метров. У меня есть маленькая слабость — куда бы я не поехала, обязательно поднимаюсь на самую ввысокую точку городка. И поскольку я предпочитаю маленькие исторические городки, то я направилась к колокольне главной церкви. В Баце подруги отказались меня поддержать и в 30-градусную жару не стали карабкаться по старым стертым ступеням на колокольню Сен-Геноле. И я полезла одна. Мне нравится прикасаться к старому камню, к кладке, насчитывающей века. Ясно представляю себе строителей средневековья в выцветших одеждах с сильными заскоруслыми руками бережно и ,по своему, с любовью поднимающих эти самык камни все выше и выше. Камень теплый и неровный, как кожа носорога. А вместо одиноких щетинок — тоненькие стебельки травы, пробившейся вопреки всему прямо на карнизах и крыше здания.

Преодолев 184 крутые ступени я попала на смотровую площадку, с которой открывается прекрасный вид на окрестности: бесконечное море, виллы на береговой линии, ухоженый городок и соленые болота, где добывают известную во всем мире герандскую соль. Церковь перестроена в 15 веке в стиле типичной для Бретани пламенеющей готики. Основательная, массивная, но очень светлая внутри, с забавными фигурками на сводах и колоннах. Впечатляет композиция, где семь смертных грехов представлены в виде монстров, терзающих тело человека.

Вверху на смотровой площадке стояла группа школьников. Учительница громко и четко произнося слова рассказывала им о том, что можно отсюда увидеть. Сперва меня поразила ее манера говорить. Но потом я присмотрелась и поняла, что это не обычные школьники. Это была группа детей с задержкой психического развития.

— Здравствуйте — хором сказали мне дети.

— Хорошего вам дня — ответила я.

По соседству с церковью — живописные руины часовни Нотр Дам де Мюрье. Она тоже была возведена в 15 веке на деньги полюдье (с ударением на последний слог). Так в Бретани называют жителей этих мест, которые всю жизнь, из поколения в поколение занимаются производстом соли. В 15 веке жителей косила страшная эпидемия чумы, которая как пришла, так и ушла внезапно. В благодарность за избавление от этой страшной напасти и возвели Нотр-Дам. В 1819 году в результате страшного урагана часовня обрушилась, а местные жители растащили камни и кедр, из которого была сложена крыша, по своим домам и сараям. Говорят до сих пор в хозяйственных постройках полюдье можно встретить фрагменты этой часовни.

Бретань знаменита менгирами — огромными и не очень камнями, которые являлись древними культовыми сооружениями. И в Баце тоже есть свои каменные менгиры. Из одного из них в 9 веке был сделан крест. Это самый старый крест в Баце. Его называют Крестом Боли. Считается, что этот Крест избавляет от ревматических болей и помогает при бесплодии. Нужно прижаться больным местом к кресту и потереться об него. Есть в этом что-то языческое и эротическое.

Другой менгир находится в старом порту Сен-Мишель. В прошлом рыбаки ловили в море сардины , а в бухте Сен-Мишель их консервировали. Былого производства давно нет. Сейчас это маленькая уютная песчаная бухта, в которой ,скорее по традиции , стоит несколько лодок местных жителей. В бухте — чистый и симпатичный пляж, где я провела много чудесных часов.

В период 1836–1841 годов великий французский писатель Оноре де Бальзак жил в Баце. Он написал здесь роман "Беатрикс". Сам дом писателя не сохранился. Остался только колодец, расположенный во дворе того дома.

Гуляя по тихим, очень чистым, особенно после Парижа, улочкам Баца невозможно не любоваться окнами, украшенными яркими цветами, старинными дверями, крышами,забавными деталями на фасадах и заборах. В этих приятных мелочах — ненавязчивое проявление гармонии Атлантической Луары. Не всегда ясно что это — причина или следствие.

Маленькие городки хранят много старинных историй. Каждый дом, каждый камень — это память веков и поколений людей.

И вот я вышла к огромному каменному зданию, издалека похожему на старую и лишенную колокольни церковь. Похожесть добавляли мощные контрфорсы, как ребра выпирающие по бокам здания с высокой двускатной крышей. Внутрь вели огромные деревянные даже не двери, а ворота. Я приостановилась возле этой громады. Мимо проходила женщина весьма преклонных лет.

— Вы знаете, что это за здание? — спросила она меня. И сама же ответила: — Это наш кафедральный собор!

Удивительно, но это здание никогда не было церковью. Это старинные соляные склады. Соль для Геранда — основа благосостояния и даже жизни местных жителей. С благоговением и гордостью относились полюдье к соляному складу, возведенному когда-то на века. Я посмотрела внимательно на женщину: лет ,наверное, за 80. Иссушенная ветрами кожа, местами как будто разъеденная солью. Легкие волосы — пушок на голове. И невероятного голубого цвета глаза. Такие яркие, как берлинская лазурь — краска, которой дети рисуют небо и море. Это не были глаза уставшего от жизни немолодого человека. Нет. Они светились добром, мудростью и любовью к жизни. И огромной гордостью за свой край.

Теперь и я знаю,чем гордятся местные жители. Все, кто увлечен кулинарией и гастрономией слышал или использовал Герандскую соль. Это самая чистая столовая соль, морская соль наивысшего качества, которую добывают на солончаках возле города Геранд в южной Бретани. Самая дорогая и редкая соль в мире.

Представьте себе полуостров по краям сложенный каменными пластами, а посередине заболоченная бухта с заливными лугами общей площадью 2000 гектар. Во время приливов через узкий проход морская соленая вода попадает в бухту. Слои глины под болотами не пропускают воду и она стоит здесь месяцами, образуя солончаки.

С глубокой древности люди, жившие в этих суровых местах, добывали здесь соль. Оригинальную технологию добычи морской соли , сохранившуюся до наших дней придумали монахи из аббатства Ландевеннек еще в Х веке. Морская вода по разветвленной системе каналов попадает в большой общий пруд. Содержание соли в нем 30 г на литр. Из этого пруда вода перетекает в в несколько прудов поменьше. Там ,за счет выпаривая, уровень воды понижается, а содержание соли на литр — вырастает. Дальше вода снова движется в следующие пруды, пока не достигает делянок отдельных производителей. Движение воды регулируется сложной системой задвижек и шлюзов. Пруды становятся все меньше по площади и все менее глубокие. На последнем этапе глубина составляет максимум 5 см. Вода нагревается в солнечные дни, а таковых немало в Бретани, и постепенно испаряется. В конце цикла, длящегося 3 недели температура воды становится 45 градусов, а содержание соли в ней составляет 285 грамм на литр. В последних, самых маленьких делянках начинается выделение из остатков воды кристаллов соли. В день одна делянка может дать до 50 кг соли. Ее собирают вручную с помощью приспособлений похожих на грабли, но без зубчиков, а затем на тачках вывозят на берег. А на делянки поступает новая вода. И так 30 раз за сезон, который длится с апреля по август. В зимнее время полюдье заняты чисткой и ремонтом делянок к новому сезону.

Самой ценной солью считается "Флер де сель" (соляной цветок). Редко распускаются эти цветы на делянках. Должно быть определенное сочетание солнца, сухого ветра и высокой температуры воздуха.

Соляные цветы — это белые крупные кристаллы соли на поверхности воды. Их надо быстро собрать, иначе они растворятся в воде. От обычной соли соляные цветы отличаются чистым белым цветом и особо нежным вкусом. Вот эту то соль и используют в высокой кухне. С 1991 года соль из Геранда имеет Национальный знак качества.

В настоящее время на производстве соли Геранда занято 250 производителей. Это семейный промысел и человеку со стороны попасть в него практически невозможно.

В соляной промышленности Франции герандская соль занимает всего лишь около 10 %.

Как прекрасны тихие бретонские вечера. Когда нет ветра и дождя, конечно. Мы сидели на терассе дома. На столе стояли легкие закуски и рыба. Мы готовили их сами. Сияющие приборы и белые тарелки. И свечи. Много свечей на столе. В наступающей темноте эти теплые огоньки сияли ярче и их тихое потрескивание напоминало разгорор с далекими небесными огоньками — звездами.

— Как красиво — подумала я.

— А давайте споем — предложила Лена. У Лены красивый низкий голос. Она похожа на оперную диву. Лена села за фортепиано. Пальцы мягко опустились на клавиши. Звуки музыки рождались неспешно и поднимались все выше в небо. Там они перемешивались со звуками , возникающими от соприкосновения волн и скал, криками чаек. Рождалась удивительная гармония.

Мы подпевали вслед за Леной знакомые русские песни.

Степь да степь... Как странно было слышать эти слова в Бретани. Но еще удивительнее было услышать вопрос:

— Вы русские?

Это спросили туристы, гулявшие вдоль берега по набережной, на которую выходила наша терасса. И вопрос прозвучал по-русски, но с акцентом.

— Да, мы русские. А вы?

— А мы из Болгарии.

Все-таки мир наш очень маленький.

В один из солнечных дней мы поехали в город Геранд — главный город края, столицу соли. Геранд относится к немногим французским городам, полностью сохранившим крепостные средневековые стены, возведенные в 14-15 в.в. Стены имеют длину 1434 метра, 4 ворот и 10 бащен. Геранд иногда называют бретонским Каркасоном. Однако длина стен Каркасона только 1250 метров. В средние века город был важным портом, торговавший солью и рыбой. Сейчас Геран очень туристическое место. Маленькие площади и величественные церкви, такие, как собор Св. Альбиния, соединяются узкими и живописными улочками и переулками. На каждом шагу расположены сувенирные лавки, ресторанчики. Город украшен цветами и флажками.

— А не подняться ли нам на крепостные стены? — предложила Наташа.

Мы погуляли по городским стенам, выпили сидра в кафе и съели мидии в ресторанчике на одной их главных улиц. Мидии были очень крупные и свежие, пахли морем и травами. Сидр местного производства янтарно сиял с бокале.

Я рассказала подругам, что несколько лет назад видела, как добывают соль на юге Франции. На десятки километров раскинулись промышленные ячейки , в которых выпаривают морскую соль вокруг города Сет и Эг–Морт на Средиземном море. Все механизировано и обезличено. Огромный завод под открытым небом.

А еще я видела, как добывают каменную соль на Урале. В древнем городе Соликамске я спускалась в соляные шахты. Под землей на глубине сотен метров было очень красиво: красные, синие, белые и серые слои соли чередовались в одной природе понятном порядке. Километры ярких цветных корридоров напоминали декорации модных дизайнеров.

А сейчас я в Геранде. Солнце светит над головой и кажется, что жизнь остановилась в одно из самых лучших своих мгновений.


Ирина Иванова-Гарзи

171101 W02
171101 W03
171101 W04
171101 W05
171101 W06
171101 W07
171101 W08
171101 W09
171101 W10
171101 W11
171101 W12
171101 W13
171101 W14
171101 W15
171101 W16
171101 W17
171101 W18
171101 W19

Печать

Joomla SEF URLs by Artio