Международная конференция, посвященная экстремальным событиям в науках о Земле

Ссылка: Информация 100303 (2010), Вестник ОНЗ РАН, 3, url: http://onznews.wdcb.ru/news10/info_100303.html

Главное здание Национального института геофизических исследований в Хайдарабаде стоит в большом прекрасном парке, где располагаются также другие здания института, бунгало директора, гостиничный комплекс и целый микрорайон для сотрудников и персонала института.

15-19 февраля 2010 в Хайдарабаде на базе Национального института геофизических исследований Индии под эгидой Американского геофизического союза (AGU) состоялась международная конференция, посвященная исследованиям проблемы сложности и режима экстремальных событий в науках о Земле (Chapman Conference on Complexity and Extreme Events in Geosciences). Конференция охватывала широкий круг вопросов – проблемы изменений климата, гидрологии, космической погоды, режима сильных землетрясений в различных регионах мира. Уже из этого, далеко не полного, перечня видно, что конференция собрала вместе специалистов, которые вряд ли иначе оказались бы в одном зале. Внутреннее единство и логичность проблематики конференции обеспечивались, в основном, двумя обстоятельствами – общей методологической базой и единой для разных областей знания обеспокоенностью тем решающим вкладом, который обеспечивается в самых различных природных системах редкими сильнейшими событиями. При этом, однако, понимание сильнейшего события в разных областях оказалось существенно разным.

Общая методологическая база обеспечивалась использованием методов синергетики, расчета мультифрактальных характеристик, использованием общих принципов неравновесной термодинамики. Подобные характеристики позволяют количественно оценивать сложность природных систем и их изменчивость в связи с возникновением экстремально сильных событий.

Но здесь же, на методологическом уровне, проявились и резкие различия ситуации в разных областях наук о Земле. Так экстремальное климатическое явление вряд ли отличается от фонового проявления более чем на порядок. В климатических моделях можно написать соответствующие системы дифференциальных уравнений, можно даже попытаться решить эти уравнения (хотя бы, чтобы убедиться, что долгосрочного прогноза получить не удается).

Принципиально иная ситуация с прогнозом землетрясений. Энергия сильного землетрясения может в сотни, тысячи, десятки тысяч раз отличаться от энергии обычного землетрясения и совершенно несопоставима с фоновой ситуацией (энергией микросейсм). В сейсмологии не известна система уравнений, хотя бы даже очень упрощенно описывающая сейсмический процесс. Поэтому не представляется удивительным, что если при прогнозировании погоды не удается получить долгосрочного прогноза (но краткосрочный возможен), то в сейсмологии реально отсутствует даже краткосрочный прогноз.

Естественно, большое влияние на тематику представленных докладов оказало то, что конференция проводилась на базе Национального института геофизических исследований Индии. Применительно к российской проблематике особый интерес здесь представляли результаты детальных исследований сильных землетрясений, произошедших на платформе (Индийском щите) на большом удалении от активного контакта Индийского субконтинента с Гималаями. Последнее такого рода событие с магнитудой Mw=7.7 произошло в 2001 году на фоне полного отсутствия сейсмической активности за последние десятилетия; при этом очаговая зона этого землетрясения все еще богата афтершоками. Такого рода детальные исследования особенно интересны российским специалистам в связи с тем, что большая территория России полагается слабосейсмичной (что, однако, учитывая мировой опыт, по-видимому, не исключает возможности редкой эпизодической реализации здесь даже и сильных землетрясений).

Российского специалиста не могут не впечатлить также не только красивые яркие сари индийских женщин (аналога тоги древних римлян), но и уровень средств, отпускаемых на науку в Индии. Кому из российских ученых придет в голову фраза, что, да, конечно, эта программа исследований стоит очень дорого, но она интересна, а в США на аналогичные исследования тратят еще больше. Остается только позавидовать лабораторному обеспечению и уровню зарплат наших индийских коллег. И не стоит удивляться, что проблема утечки мозгов в Индии не столь актуальна, как в России. Обращает также на себя внимание открытость индийской науки международному научному сообществу – почти все публикации, в том числе и в национальных изданиях, идут на английском языке – языке международного научного общения.

Сопутствующие линки: М. В. Родкин