Ученый должен уметь “укусить”

Просмотров: 1277

16 июля 2019 г.

Парадокс, но далеко не у всех педагогов есть способность к передаче духовно-практического опыта. У профессора, доктора физико-математических наук, главного научного сотрудника ГЦ РАН Алексея Алексеевича Лушникова есть не просто способность, а острая потребность передавать свои знания последующему поколению ученых. Зачем это ему нужно, и чего он ждет от молодежи — об этом наша беседа.


— Алексей Алексеевич, три года назад Вы организовали в Геофизическом центре РАН регулярное проведение научных семинаров. Изначально они были задуманы как образовательная площадка для молодых научных сотрудников. На Ваш взгляд, преемственность поколений играет большую роль в науке?

— Я очень хотел бы, чтобы и сегодня преемственность в науке играла такую же важную роль, как, например, в 60-х годах. В то время мы, студенты старших курсов, увлеченно посещали семинары, проводимые в ведущих научных центрах Советского Союза ведущими светилами российской науки. Особенно важным для нас был еженедельный семинар Института физических проблем, который проводил Лев Давидович Ландау. Мы ходили туда с целью перенять всякие новые идеи, ну и, заодно, манеру ведения семинара. Лев Давидович был довольно специфичным человеком и совершенно не щадил докладчиков. Малейшее непонимание предмета и неаккуратности в изложении не прощались — докладчик был вынужден покидать трибуну.

Через некоторое время мы из студентов выросли в младших научных сотрудников разных квалификаций, но увлеченность семинарами не проходила — мы с азартом посещали многочисленные семинары в разных центрах: в Физическом институте (ныне Физический институт им. П.Н.Лебедева РАН), в Институте атомной энергии (сейчас Национальный исследовательский центр "Курчатовский институт"). Мало того, мы продолжали обсуждение научных тем, собираясь вечерами.

Со временем я и сам стал организатором подобных мероприятий, проводя коллоквиумы в Карповском физико-химическом институте (ныне Научно-исследовательский физико-химический институт им. Л.Я.Карпова), где я работал до перехода в ГЦ РАН. В частности, мною был организован семинар по аэрозолям, наноматериалам и наночастицам, где собирались и обменивались мнениями люди разных поколений. Мы, молодые участники, получали двойную пользу — мы могли не только получить важную информацию, но и выучиться у старших манере докладывать, манере разговора, манере дискуссии. Я считаю, что это очень важно.

— Кто был докладчиком на этих семинарах?

— Обычно серьезные семинары устраиваются с участием ведущих специалистов в своей области. Например, знаменитый на весь СССР коллоквиум в Карповском физико-химическом институте по аэрозолям возглавлял великий человек в аэрозольной науке профессор Николай Альбертович Фукс (его заслуги столь велики, что в германском городе Ганновере есть улица, названная его именем). Международное аэрозольное сообщество учредило премию за вклад в аэрозольную науку, которую мечтают получить многие ученые. Эта премия также носит имя Фукса (The Fuchs Memorial Award). Вот такие люди представляли наше старшее поколение.

— Ваши учителя требовали от своих слушателей полного следования их правилам?

— Нам никогда не запрещалось делать что-то иначе, чем наши учителя. Наоборот — вся наука построена на открытиях, сделанных теми, кто не ходит проторенными путями.

Учителя прямо заинтересованы в нестандартном мышлении научной молодежи, так как в возрасте примерно 50 лет ученые, как правило, становятся руководителями-администраторами (заведующими лабораториями, заведующими кафедрами и т.д.) и работают не только собственным умом, но и коллективным, направляя новые идеи молодых ученых в правильное русло. Это очень серьезная работа.

— У Вас за плечами большой опыт работы в качестве приглашенного профессора в университетах Хельсинки, Лондона и Вены. Есть ли разница между отношениями старшего и молодого поколения ученых в России и за рубежом?

— Я бы не сказал. В научной среде принято демократичное общение. И мы в свое время были на короткой ноге с нашими учителями. Не на “ты”, конечно — почтение всегда было. Но мы могли и прервать, и возразить очень резко, сказав: “Вы не правы. Здесь у Вас это никак не проходит, извините, пожалуйста”. Считалось преступлением видеть что-то неправильное и молчать. В этом случае молчание — не золото.

Но все это не мешало нашим наставникам быть нам старшими друзьями: они часто общались с нами, и даже читали нам некие “проповеди” с примерами из своей жизни. Я услышал очень много этих историй и от профессора Фукса и от академиков Мигдала и Петрянова, которые любили такие повествования. Этих людей мы считали за богов, при этом имея право возражать и оспаривать их суждения.

Конечно, мне очень не хватает той формы общения. Но мне повезло: среди сотрудников Геофизического центра я нашел 3-4 человека, с которыми могу общаться на том уровне, который был в Карповском институте: достаточная грамотность позволяет нам воспринимать идеи друг друга, обсуждать и оспаривать их.

— Довольны ли Вы молодым поколением ученых, находящимся рядом с Вами?

— К сожалению, в молодежи вокруг себя я не вижу умения отстоять свою точку зрения, потому что до сих пор серьезных нападок на себя я не видел. Я сам иногда выступаю на семинарах в качестве докладчика, и чтобы кто-то меня “укусил” — такого нет. А хочется. Как дворовая собака хочет погрызться с кем-то, так и я. А если партнера нет, она начинает скучать. Пока мне не удалось воспитать кого-либо в этом духе.

На семинары в ГЦ я приглашаю докладчиков достаточно высокого уровня, но мне хотелось бы, чтобы и другая сторона — слушателей — произрастала, и чтобы это было видно.

Пока этому семинару три года, это не очень много. Надеюсь, года через два придет видимый результат: люди станут более активны. Я хотел бы, чтобы молодые люди обсуждали тематику прошедших семинаров между собой, подходили ко мне за разъяснениями. А пока приходится довольствоваться малым: даже если участники просто сидят и слушают, ничего не понимая — они привыкают к словам и постепенно начинают мыслить этими понятиями. И вот тогда наступает “зацепление” и желание разобрать в теме глубже.

— Алексей Алексеевич, какие напутствия Вы дадите молодым ученым?

— Я искренне желаю им иметь свои сообщества единомышленников, с которыми можно обсудить любые научные идеи.

Я желаю им как можно больше читать. Уметь работать с литературой необходимо для того, чтобы научиться манере излагать свои мысли — без этого люди не могут произрасти в современной науке.

Желаю им прислушиваться к тому, что говорит старшее поколение, особенно к “легендам”. И не надо поступать так же, как они, но надо брать от них все самое лучшее — и идеи, и образ мыслей, и умение отстаивать свою точку зрения.

Беседовала Татьяна Пономаренко

Печать

Joomla SEF URLs by Artio