Александр Сергеев: Наука должна быть международной

Просмотров: 145

Президент РАН академик РАН Александр Михайлович Сергеев

15 августа 2019 г.

Научная общественность встревожена приказом Министерства науки и высшего образования об усилении контроля и ужесточении регламентации при общении российских ученых с зарубежными коллегами: «Об утверждении рекомендаций по взаимодействию с государственными органами иностранных государств, международными и иностранными организациями и приему иностранных граждан в территориальных органах и организациях, подведомственных Министерству науки и высшего образования Российской Федерации». Содержание приказа и комментарии ученых стали появляться в СМИ.

Президент Российской академии наук Александр Сергеев не мог остаться в стороне в острой ситуации. 14 августа он дал свои комментарии каналу "Россия 24".

— Александр Михайлович, скажите пожалуйста, что так взбудоражило научное сообщество в этом приказе. Ведь сложно представить, что он направлен против контактов, против обмена информацией и речь может идти  вроде о защите национальных интересов России не более...

— Вы знаете, я тоже, получив информацию в Троицком варианте с открытым письмом министру науки и высшего образования, пытаюсь понять, что могло вызвать такую резкую реакцию в сети, в интернете, который сегодня гудит по этому поводу. 

Понимаете сама эта инструкция по приему иностранных граждан в организациях, подведомственных министерству науки и высшего образования, в общем-то не является никакой новинкой,  по такой инструкции живут наши научные организации в которых ведутся закрытые работы, и ничего нового в этом приказе или приложении к приказу не содержится.

Я думаю, что такую резкую реакцию вызвало то обстоятельство, что он фактически распространяется на деятельность всех подведомственных организаций. И по-видимому те подведомственные организации - это и институты, и университеты, - в  которых не знакомы с соответствующей инструкцией, то есть те организации в которых такие закрытые работы не ведутся начали примерять действие этой инструкции к себе. И действительно те ограничения, которые существуют, они выглядят в данном случае совершенно нелепо. Потому что мы, конечно, за расширение международного сотрудничества, за то, чтобы к нам больше ездило иностранных ученных, чтобы у нас было больше иностранных студентов, иностранных преподавателей, и конечно, в этом смысле эта инструкция выглядит как действие, которое как раз препятствует тому, о чем я говорю. 

Поэтому я считаю, что, наверное, надо было бы довести до сведения подведомственных министерства науки и высшего образования, что эта инструкция распространяется на те подведомственные организации, в которых ведутся закрытые работы, и в таком  виде инструкция она всегда и существовала, в последние годы. И руководители, сотрудники этих организаций прекрасно знакомы с этой инструкцией, по ней работают. 

— Как вы полагаете, как избежать историй, когда ученных привлекали к уголовной ответственности за разглашение государственной тайны, шпионаж и так далее.

— Вы знаете это очень серьезный вопрос,  и  если ученные работают по закрытой тематике, то естественно существуют ограничения. Тут мы никуда не уйдем. И это право каждого ученого выбирать, работает он по такой тематике или не работает. Если мы говорим о том, что там нет государственной тайны и нет соответствующих мероприятий в этом отношении, то, конечно, мы должны здесь абсолютно поддерживать такую свободу общения с иностранными ученными, обмен информацией. И согласитесь, что выглядит нелепо: мы с одной стороны ставим задачу нашего более глубокого вхождения в международное распределение научного труда, мы приветствуем и открываем двери для большего числа иностранных ученных, мы хотим чтобы у нас в университетах работало больше иностранных преподавателей, было больше иностранных студентов и мы при этом как-то обсуждаем, что мы вводим какие-то строгие меры контроля. Ясно, что это не соответствует тому магистральному направлению на интеграцию нашей науки в мировую, которое мы сейчас приняли. 

Но в тех случаях, когда в институтах и в университетах ведутся закрытые работы и в отношении тех ученых, которые  участвуют в этих работах, конечно, должны действовать определенные ограничения. 

Нам тоже много приходится путешествовать по разным странам, и мы знаем, что если вы приезжаете в какую-нибудь национальную лабораторию в другой стране , то у вас могут попросить на входе и телефон и повесят на входе на вас жетон, что вы представитель другой страны, это все есть. Но это ни в коем случае не должно ограничивать, еще раз хочу сказать, то что наша страна должна быть более открытой для посещения для совместных работ иностранными учеными. 

— Александр Михайлович, в министерстве уже оговорились, что приказ носит рекомендательный характер. На ваш взгляд какие позиции этого документа вполне обоснованы, может быть какие-то новые позиции этого документа и неплохо бы внедрить в практику. 

— Вы знаете, что в этой инструкции нет никаких новых позиций, она действует долгие годы. Рекомендательный характер - да, но понимаете, когда если рекомендации подписаны министром и есть приказ относительно этих рекомендаций, то, конечно, как правило, институты воспринимают  это не как рекомендации, а как руководство к действию.  Я думаю, что с учетом того возможного разъяснения, о котором я вам сейчас говорю, я думаю, это должно ситуацию успокоить. 

Ситуацию прокомментировал и министр науки и высшего образования РФ Михаил Котюков.

— Это систематизация работы по международным проектам, — отметил министр. — Речь о том, чтобы мы могли видеть базу данных и контактов, ведь министерство - участник большого количества межправительственных соглашений. Нам нужно понимать, какие встречи в рамках этих соглашений происходят. Все ли у нас здесь в порядке или где-то есть недоработки, и нужны дополнительные импульсы для динамичного развития отношений. Ни о каком ужесточении правил в этом документе речи не идет, — заявил Котюков.

В пресс-службе ведомства сообщили, что приказ носит рекомендательный характер и отражает общемировую практику. «Рекомендации направлены, прежде всего, для учета показателей роста международных связей, в том числе в рамках реализации национального проекта «Наука», а не для осуществления контроля за организациями, подведомственными Минобрнауки", — говорится в сообщении пресс-службы. В ведомстве также отметили, что и российские ученые и специалисты также сталкиваются с определенными ограничениями при посещении организаций и ведомств за рубежом".

Источник: "Россия 24".

Печать

Joomla SEF URLs by Artio