Хрущев: советский лидер, покоривший Америку

Просмотров: 1904

Американцы встречают Никиту Хрущева

17 сентября 2019 г.

На эти дни приходится 60-летие первого визита главы СССР Никиты Сергеевича Хрущева в США (15-27 сентября). Факт удивительный, но до этого никто из руководителей нашего государства в США не приезжал.
Член редколлегии сайта "Вестник Отделения наук о Земле", академик РАН Леонид Абрамович Вайсберг делится своими воспоминаниями об этом историческом моменте.

Кто-то уже спит, кто-то пытается отбросить тревожные мысли и забыться, уснуть, есть еще несколько часов для отдыха.

Но скоро рассвет, и к огромной серебристой птице, совсем новому гигантскому авиалайнеру, расправившему крылья необычной формы на поле у правительственного терминала в аэропорту Внуково, потянутся машины технических служб. Начнётся заправка, потом подвезут солидный запас питания, из Кремля под присмотром спецслужб доставят и загрузят опечатанные контейнеры с грузом — подарки, сувениры, личный багаж пассажиров.

Ещё через пару часов появятся экипажи — основной и дублирующий, полетят оба.

Готовится большой трансатлантический перелёт, машина совершенно новая, только-только обкатанная в воздухе, да и то недолго и немного.

За океан летит первое лицо страны, ещё и с семьей в полном составе — жена, трое детей, зять.

Элементы беспокойства есть у всех, спокоен лишь генеральный конструктор нового самолета, который, придавая уверенности летящим, отправляет этим рейсом своего сына.

Вот, кажется, готовность номер один, на подъезде правительственный кортеж, едут провожать все, чьи имена на слуху, все, кого мы знаем и узнаем в лицо.

Протокольное церемонное прощание в павильоне, потом у трапа, улыбки, шутки, но напряжения не скрыть, оно не может не присутствовать — все внове, все впервые.

Ещё немного — и самолёт, выполняющий самый важный в стране рейс, в воздухе.

Ту-114 в аэропорту Айделуайлд

Провожающие разъезжаются, кто в Кремль, кто на Старую площадь, но мыслями они там, в самолете, с ним, с Первым.

Все написанное здесь — не фантастический роман, это абсолютная правда, хронометраж совершенно реальных событий, того, что происходило ровно 60 лет назад, минута в минуту.

Именно так ранним утром 15 сентября 1959 года начинался исторический визит Никиты Сергеевича Хрущева в Соединённые Штаты Америки.

Через десять часов полёта уникальный по тем временам четырёхмоторный турбовинтовой самолёт ТУ-114 приземлился на военной базе Эндрюс неподалёку от Вашингтона.

Пожав у трапа руку президенту США — тогда это был известный генерал Дуайт Эйзенхауэр — советский лидер произносит: «Мы приехали к вам с открытой душой и добрыми намерениями. Наш народ хочет жить в мире и дружбе с американским народом. Нет никаких препятствий к тому, чтобы отношения между нашими народами строились как отношения добрых соседей».

Этот уникальный визит продолжался полных 12 дней, Хрущев проехал всю Америку от океана до океана, провел десятки встреч — политики, деловые круги, журналисты, простые граждане страны.

У меня было от кого получить впечатления тех лет и дней, и здесь, и за океаном.

Получилось так, что этот мешковатый и иногда совсем неловкий человек, запомнившийся на родине как «Никита-кукурузник», очень самобытный, часто хамоватый и несправедливый, иногда улыбчивый, но совсем не терпящий возражений, буквально обаял Америку. Его турне напоминало предвыборную поездку гипотетического электорального кандидата по своей стране. Удивительно, но по единодушным оценкам и наших, и американских политологов, если бы он действительно баллотировался, его в тот момент выбрали бы там на любой пост.

В те дни Хрущева Америка полюбила, его кортеж встречали так, как потом у нас дома встречали, к примеру, Гагарина.

Памятник на могиле Хрущева. 1975 г., Эрнст Неизвестный

Хотите подробности — вспомните книгу Алексея Аджубея, хрущевского зятя и главного редактора газеты «Известия», там не только удивительно точно подобрано название — «Лицом к лицу с Америкой». Там, при всех особенностях советской пропаганды — правда.

И вернулся Хрущев в Москву не пустой, об этом говорят не только исследования и книги лучшего советского и российского историка-американиста академика Александра Александровича Фурсенко, но и то, что я сам слышал от очевидцев.

Никита Сергеевич заговорил со своим окружением о том, что гонки вооружений СССР не выдержит, надо идти путём баланса сил и соглашений, договариваться; начались первые практические к тому шаги.

Одновременно он озаботился, наконец, проблемой жизненного уровня людей, заговорил о том, что страну надо накормить — неспроста же появились и кукуруза, и целинные земли. И ещё проблемой жилья — началось массовое строительство пусть не очень комфортного, но отдельного жилья, как памятник ему мы до сих пор говорим: «хрущёвки».

На самом деле, в полном смысле слова памятник-надгробие сделал ему Эрнст Неизвестный. Когда-то жестко и несправедливо обруганный Хрущевым, он все же не отвернулся от него навсегда, понял и оценил эту сложную и противоречивую натуру, показал в мраморе сочетание и одновременный разрыв в ней белого и чёрного.

Как, впрочем, и во всей советской эпохе.

А может быть, не мне судить, во всех эпохах — везде и всегда.


Л. А. Вайсберг

Печать

Joomla SEF URLs by Artio