Ю. М. Батурин: «В этом суть переходного процесса на пути к будущему миру»

Просмотров: 595

06 мая 2020 г.

Своим взглядом на ситуацию, вызванную коронавирусом с Вестником делится ученый из Отделения историко-филологических наук РАН член-корреспондент Юрий Михайлович Батурин.

Юрий Михайлович Батурин фото. Клим Березуцкий

Юрий Михайлович Батурин — летчик-космонавт Российской Федерации, российский политик, ученый, член-корреспондент РАН, доктор юридических наук, профессор.
Директор Института истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова Российской академии наук (в 2010–2015 гг.).
Герой Российской Федерации, Действительный государственный советник Российской Федерации 1 класса.
Лауреат премии Правительства РФ 2009 г. в области печатных средств массовой информации, а также премии Союза журналистов СССР (1990 г.).

 

 

 

Как изменится мир и научное сообщество после того, как человечество справится с коронавирусом?

— Нас, космонавтов, учат искать выход из нештатных ситуаций. И они случаются. Каким становится для нас мир, когда мы выходим из них — успешно или не очень удачно?

Если успешно, то более красочным, ярким и более ценимым. И это оказывается мир, о котором мы и другие специалисты теперь знаем больше, а значит, и мир становится более понятным. Но «более понятным» включает в себя и более высокий уровень понимания опасностей, которые нас подстерегают.

Если неудачно, особенно когда с потерями, мир становится более грозным, а масштаб отдельного человека от «хозяина мира» быстро съеживается до «букашки», которой не стоит слишком раздувать в себе гордыню могущества над Природой.

Поскольку все страны уже несут многочисленные утраты жизни людей из-за коронавируса, но, полагаю, мы все же справимся с бедой, мир окажется адекватным ситуации: он станет и более красивым, и более грозным, а мы, правильнее понимая опасности, о которых подзабыли, будем точнее осознавать пределы своих возможностей на данный момент и начнем вкладываться в ресурсы, позволяющие заглянуть за горизонт, в неведомое. Очень надеюсь, что для этого вновь понадобятся ученые и наука.

Мне кажется, значительно актуальнее сегодня говорить не о будущем, а переходном процессе от прежнего мира к будущему. Вновь воспользуюсь аналогией с выходом из нештатной ситуации.

Есть нештатные ситуации расчетные, то есть те, которые уже случались, проанализированы, и были найдены оптимальные способы выхода из них. И есть нерасчетные, которых никогда ни у кого не было. Пандемия коронавируса — некий средний случай. Есть огромный наработанный опыт борьбы с эпидемиями и пандемиями, но на сей раз противник оказался более грозным.

Выбор решения в таких нештатных ситуациях всегда происходит в условиях риска и неопределенности. Необходимая информация отсутствует вовсе (поначалу), а потом она появляется, но ее оказывается недостаточно или она недостоверна (как раз такова ситуация с коронавирусом). Еще сложнее дело обстоит в социальных ситуациях, когда возникает возможность дезинформации (пусть и ненамеренной, как со «статистикой» коронавируса, приводимой СМИ всех стран). И, несмотря на такие жесткие неблагоприятные условия, решения должно быть принято быстро, как только проявляются, может быть, даже случайные реализации условий возникшей проблемы.

При этом времени для выработки решения по принятой, установленной процедуре явно недостаточно. В таких случаях необходимо быстро выработать хоть какое-то решающее правило.

Такое правило было выбрано — закрытие границ и самоизоляция. Решающее правило позволяет получить в явном виде зависимость решения от каких-то параметров проблемной ситуации и от поступающей информации о новых реализациях условий и параметров. Например. Давайте сделаем первую неделю апреля нерабочей. Не очень помогает. Тогда введем пропуска. Ситуация улучшается. А в начале мая дополнительные выходные помогают. И так далее. Конечно, такой алгоритм не дает полной гарантии выбора правильного решения в каждой конкретной ситуации, в частности, во время коронавирусной пандемии. Связанный с этим риск является платой за возможность оперативного выбора рационального решения в нештатной ситуации. Но поскольку решающее правило зависит от статистических характеристик параметров проблемной ситуации, то накопление информации и уточнение статистики постепенно способствует снижению риска ошибок. В этом суть переходного процесса на пути к будущему миру.

Какие опережающие меры должно принять человечество перед предстоящими эпидемиями?

— Какое точное и нужное сейчас слово — «опережающие»!

Решающие правила для классов нештатных ситуаций — для групп экстремальных задач следует вырабатывать заранее, как это делается у военных. Сразу после окончания эпидемии в России надо научно проанализировать все данные о распространении коронавируса, о принятых мерах и их эффективности, о лечении, о юридических проблемах — словом, должна быть выработана внятная противоэпидемическая концепция.

Скажем, насколько соответствует идее выработки заранее решающего правила в области чрезвычайных медицинских ситуаций реформа здравоохранения, которая запомнилась мне афористичным высказыванием одного высокого лекарского чиновника: «У нас настолько замечательная медицина, что после трех дней в стационаре, берите таблетки и спокойно долечивайтесь дома, в комфортных условиях»? Сколько закрыли больниц и сократили больничных мест? Такое получилось предвидение с точностью «до наоборот»!

Не будем вспоминать про успехи советской медицины в борьбе с чумой (1945–1949, 1972, 1975, 1980–1981 гг.), холерой (1970–1971 гг.), полиомиелитом (1950-е — начало 1960-х гг.), — сейчас это не принято. Но прошумели SARS (2003 г.) и MERS (2012 г.), эпидемия Сovid была предсказана китайскими учеными более года назад. Тайвань ввел свое решающее правило, состоящее из 124 мер уже 31 декабря 2019 г. в тот же день, как КНР информировала Всемирную организацию здравоохранения, и ВОЗ объявила о начале пандемии. А где наша разработанная заранее, за 13 лет стратегия?

Или другой пример. Прошло почти полгода, как мы пытаемся познать коронавирус, который с каждой неделей открывается нам с новой, неожиданной стороны. Существуют несколько альтернативных теорий о том, как вирус передался человеку. Мы не знаем, создается ли иммунитет после перенесенной инфекции и как долго он может защищать человека. Вирус ведет себя очень необычно, симптомы все новые и новые. Похоже, его мутации сезонны, и неизвестно, каким он будет летом, а затем осенью.

Как выработать решающее правило борьбы с неизвестным? Наверное, обратиться к ученым, чья профессиональная задача — заниматься незнаемым.

Тогда зачем надо было проводить семь лет назад реформу Академии наук, которая в значительной степени уничтожила российскую науку? Отчетов по самым разным бюрократическим формам сколько угодно, на любой вкус. Вот с исследованиями дело обстоит хуже. Много ли наработали биологи, которых объединили со специалистами по языкам и литературе? Или биофизики в тандеме со специалистами по сельскому хозяйству и экологии Арктики? Давайте спросим:

— Эй, ученые, где там у вас вакцина против коронавируса?

— Разрешите доложить! У нас уже есть десяток публикаций в Scopus и Web of Sсience, высокая цитируемость, как раз сейчас мы завершаем отчет об этом с учетом квартильности и фракционного счета согласно Методике расчета качественного показателя «Комплексный балл публикационной результативности», утвержденной Минобрнауки России 30 декабря 2019 г., то есть с опережением на сутки ВОЗ, объявившей о пандемии.

— А вакцина где?..

Но об этом стоит поговорить потом, после того, как справимся с пандемией.

Как вы рекомендуете относиться к происходящему?

Прежде всего, не мешать процессу применения выбранного решающего правила. Всю критику мы должны оставить «на потом».

Ученые (сейчас это делают, в основном, врачи) должны обдумывать и интерпретировать все проявления, все отдельные реализации проблемной ситуации (не только медицинские, но и социальные, юридические и др.), способствуя корректировке исходного решающего правила, а после окончания пандемии внести свой вклад в будущую противоэпидемическую концепцию.

Ученые и все творческие люди, просто обязаны использовать шанс временного освобождения от бюрократического хомута и постараться написать то, что должны были написать раньше, но не успевали.

Вспомните гениальные трагедии Шекспира «Король Лир», «Макбет», созданные во время чумного карантина 1606 года, великие открытия и математические труды Ньютона во время «чумных каникул» 1665/66 гг., «Болдинскую осень» 1830 г. Пушкина (закончен «Евгений Онегин», написаны «Маленькие трагедии», более трех десятков стихотворений, повести, сказки...).

Пожалуйста, не подумайте, что называя великие имена, я пытаюсь пристроиться под покровительство гениев, но среди наших современников действительно есть выдающиеся ученые, которые обязаны создать свои научные шедевры. А для остальных, включая меня, — и Шекспир, и Ньютон, и Пушкин — ориентир, маяк, лучше и не сыскать!..

Желаю всем творческого подъема!

Публикацию подготовили: Екатерина Соловьева и Эрнест Кедров

Метки: COVID-19: мнение учёных

Печать

Joomla SEF URLs by Artio