Только смелым покоряются моря: сотрудники ИФЗ РАН приняли участие в экспедиции "Архипелаги Арктики - 2020"

Просмотров: 1075

16 декабря 2020 г.

Сегодня на  Ученом совете Института физики Земли имени О. Ю. Шмидта РАН (ИФЗ РАН) состоялся сдвоенный доклад  сотрудников института к.ф.-м.н. Р. А. Жосткова и к.г.-м.н. А. Н. Овсюченко, принявших участие в  трехмесячной экспедиции "Архипелаги Арктики - 2020".

Комплексная экспедиция Северного флота и Русского географического общества (РГО) проходила на ледоколе "Илья Муромец", принадлежащем военно-морскому флоту РФ. Военное ведомство решило включить в свои планы работу научно-творческой группы и обратилась с этим предложением в РГО. Таким образом, научные институты получили возможность провести соответствующие исследования архипелагов и Арктического побережья России. Оперативно собрался научный отряд, состоящий из геологов, геофизиков, биологов, историков, экологов.  В группу также вошли поисковый отряд и киногруппа. Главной задачей, которую поставил перед ними Северный флот, был поиск, осмотр и фиксация знаковых мест, посвященных героям Великой отечественной войны (ВОВ) и арктическим первопроходцам.

Президиум РАН 
Составление планов. Фото: Руслан Жостков

Оба участника экспедиции из ИФЗ РАН посвятили свои доклады недавно умершему учителю, другу и коллеге – доктору технических наук, профессору, заслуженному деятелю науки Российской Федерации, главному научному сотруднику лаборатории прикладной геофизики и вулканологии ИФЗ РАН Л. Е. Собисевичу.

В основу выступления Руслана Александровича Жосткова «О работе научно-поискового экспедиционного отряда» вошли видеоматериалы, снятые в экспедиции. 

Президиум РАН 
Возвращение на ледокол. Фото: Руслан Жостков

"За эти три месяца мы прошли более 20 000 километров. Вышли из Мурманска, обогнули Таймыр, зашли через Берингов пролив в Тихий океан, там дошли до Чукотки, бухты Провидения. Возвращаясь, мы достигли 82-ой широты. Так далеко на Север русский военный флот еще никогда не заходил." – рассказал Руслан Александрович.

Но сначала, по прибытию на ледокол, ученым пришлось две недели проходить практическое обучение на все случаи экспедиционной жизни и участвовать в подготовке к путешествию. И только после этого корабль вышел в море. 

Президиум РАН 
Инструктаж по технике безопасности. Фото: Руслан Жостков
Президиум РАН 
Запасаемся картошкой. Фото: Руслан Жостков

Первым местом посещения стал остров Диксон. Здесь, в заброшенном поселке, участники экспедиции возложили венки к мемориалу морякам-североморцам, погибщим при атаке немецкого военного корабля на Диксон во время ВОВ. 

Одним из ключевых объектов экспедиции был мыс Ефремов Камень, находящийся недалеко от Диксона. Это оказалось единственное место, где ученые смогли поработать три дня. Во всех остальных районах они работали всего лишь несколько часов. В Ефремовом Камне нашлась работа для всей научной группы: геолого-геофизический отряд изучал разломы от землетрясений, историки изучали древние избы рыбаков, поисковики искали (и нашли) затонувший ледокол "Вайгач", биологи изучали стадо белух, а киногруппа все это снимала. 

Президиум РАН 
Аэрофотоплан о. Диксон. Фото: Руслан Жостков
Президиум РАН 
Установка сейсмостанции на о. Диксон. Фото: Руслан Жостков

Дефицит времени в этой экспедиции был ключевой трудностью. Но в двух самых главных местах (в бухтах Колина-Арчера и Прончищевой) ученые убедили капитана дать им 6-8 часов на работу. Этого оказалось достаточно. Геолого-геофизическая группа разработала оптимальный вариант действий, которые позволили сделать все необходимые исследования за столь короткое время. И все это проводилось в напряженных условиях, когда "одной рукой надо было отгонять медведя".

Президиум РАН 
Медведь. Фото: Руслан Жостков

Участники экспедиции столкнулись с большим количеством зверей (опытным путем выяснилось, что медведей можно эффективно отгонять  с помощью жужжащего летающего квадрокоптера) и буйством стихии. Но, превозмогая все трудности, ученые делали все возможное, чтобы по максимуму использовать предоставленную возможность для проведения исследований. И это было по-настоящему непросто.

Президиум РАН 
ИФЗ на о. Котельный. Фото: Руслан Жостков

В конце сентября – на плохо изученном острове Врангель – снегом и штормом их встретила настоящая Арктика. Высадка и посадка дались опасно, тяжело и далеко не сразу. Но  аэрофотосъемка и георадарная съемка были проведены. "Это уже дало нам огромное количество новой информации о строении этого острова. Плюс данные сейсмостанции, которые мы сравним с полученными аналогичными результатами в других местах", – радуются ученые. К счастью, несмотря на долгое "купание" в ледяной воде, никто из них не заболел. 

Президиум РАН 
Купание у о. Врангеля. Фото: Руслан Жостков

"Одно из самых важных дел нашей экспедиции, – считает Жостков, – это было исследование затонувшего парохода "Челюскин", на котором проходила экспедиция под руководством основателя нашего института Отто Юрьевича Шмидта. Я очень горд, что именно наша группа произвела первую подводную видеосъемку "Челюскина".

Президиум РАН 
Челюскин. Фото: Руслан Жостков
Президиум РАН 
Часть корпуса парахода Челюскин. Фото: Руслан Жостков

К сожалению, больше половины своего плана ученые не смогли реализовать из-за жесткого расписания военных кораблей и, частично, из-за погоды. Так, именно погода не позволила сделать высадку на остров, на котором  побывало меньше людей, чем в открытом космосе – на остров Жаннетта. 

Президиум РАН 
о. Жаннетта. Фото: Руслан Жостков

Продолжая рассказ об экспедиции в докладе «Результаты геолого-геофизических исследований активных геологических структур и следов сильных землетрясений», Александр Николаевич Овсюченко сделал акцент на результатах геолого-физических изучений активных разломов и следов сильных землетрясений. В основу плана исследований легли снимки, сделанные из космоса. Один из выводов: основная тенденция развития новейших структур и сейсмичности Арктики  – это постепенное продвижение рифтового процесса  в южном направлении, в сторону моря Лаптевых и в сторону горной системы Черского. Появившиеся в Арктическом регионе в последнее время сейсмостанции дают обильный материал для анализа. 

"Мы практически со всех сторон охватили Таймыр наблюдениями, которые проведены на полуострове впервые. Они позволили определить магнитуду (в размере 7,5) и составить карту-схему активных разломов Таймыра", – заявил ученый. Получены новые, порой неожиданные данные по землетрясениям и тектонике, которые вызвали дискуссию в научном сообществе. Эта информация будет довольно долго обрабатываться и послужит основанием для новых заключений, корректировки карт и т.д. Сам факт получения таких данных чрезвычайно важен. 

Арктика по-прежнему не изучена. Попасть туда совсем непросто, и до сих пор наука могла совершать лишь узкоспециализированные, точечные и разовые посещения северных островов и бухт. Но, с приобретением приоритетного государственного значения, Арктика все шире открывает двери для отважных исследователей. Впереди – новые путешествия и удивительные открытия.

Татьяна Пономаренко

Печать

Joomla SEF URLs by Artio