В окружении вулканов

Просмотров: 2638

Вулканы 1

В начале августа проводится Мутновская вулканологическая школа на Камчатке. Участниками школы стали молодые учёные и студенты из России, Америки, Канады и Германии. Занятия и полевые исследования проводятся на территории природного парка «Вулканы Камчатки», который является районом активных вулканов Мутновский и Горелый. Из года в год Мутновская вулканологическая школа позволяет участникам расширить свои знания в области вулканологии, научиться работать с необходимым оборудованием, улучшить навыки полевых исследований, а также познакомиться с работами иностранных коллег. В этом году в ней приняли участие м.н.с. лаборатории геофизических данных И.О. Белов из Геофизического центра РАН и инженер Н.А. Галина из Института физики Земли РАН.

 Школа традиционно проводится в августе. Почему?

Иван Белов. Ну, август – самое туристическое время.

Наталия Галина. Да. На Камчатке считается, что август – это лето, а июль – весна.

Я так и подумала, что это связано с погодой в первую очередь…

Иван Белов. Да. Нам очень повезло с погодой. Мы провели в вулканологической школе две недели. Первую неделю была идеальная погода для освоения экспедиционных маршрутов. Когда эта программа была выполнена, а мы устали, погода вдруг резко испортилась. Дождь, туман, ветер под 25-30 м/с. Погода там меняется внезапно. Так что мы отходили все, что должны были, и потом сидели в специальной избушке и слушали лекции.

Природа этих краев производит сильное впечатление?

Иван Белов. Когда я приехал в Петропавловск-Камчатский, у меня было ощущение, как будто я в Крыму. Осознание, что я нахожусь в окружении вулканов, у меня пришло только через несколько дней.

Наталия Галина. Не знаю. Мне кажется, когда ты выходишь из самолета и видишь  вулканы – это очень впечатляющая картина. Думаю, ещё все сильно зависит от места, где находишься. Пару лет назад, во время прохождения учебной практики, мы жили в более скромном месте, наверное, не так высоко. У нас было более лесисто, горы небольшие. Пока наверх поднимаешься, просто продираешься через деревья, как будто в каком-то южном курорте. А здесь конечно была совсем другая растительность, более суровые условия. Деревьев почти нет, максимум кустарники, все стелящееся. И что еще удивляло – каждый километр под ногами что-то другое, и плавно выходишь совсем в камни.

Где вы жили? В палатках или специальном здании?

Иван Белов. Мы жили в 60 км на юг от Петропавловска-Камчатского, до базы добирались мы около 6 часов на КАМАЗах и УРАЛах.

Наталия Галина. Да. Мы ехали по склонам, серпантинам, снегу.

Иван Белов. В итоге мы жили на базе ИВиС ДВО РАН. Она находится между вулканами Горелым на севере, Мутновским на юге и Двугорбой горой на востоке. Но мы были ближе к Мутновскому, который находился от нас в одном километре. База представляет собой некое место, где можно поставить палатки, а также два домика. В одном домике можно было спать, а в другом была только кухня, в нем мы еще слушали лекции. И это было очень кстати, потому что, если бы этого домика не было, из-за погодных условий на второй неделе мы бы просто уехали, как, собственно, и делали туристы, которые жили по соседству. Место, где мы жили – довольно труднодоступное, туда очень сложно доставлять материалы. Например, дрова для печки мы везли с собой, а один из домиков на базу был доставлен с помощью вертолета Ми-8. С доступностью была большая проблема, если с кем-то что-то случится, то надо ждать как минимум 4-5 часов, пока за тобой приедет КамАЗ, если погода хорошая. Свет только с генератора, мобильной связи нет, только спутниковая.

А можете поподробнее рассказать, что из себя представляет эта школа? Насколько я понимаю, лекции чередуются с экспедициями, с походами.

Наталия Галина. Пеший поход у нас все равно сопровождался какими-либо лекциями. Мы делали остановку минут на 20, а тема лекции зависела от окружающих условий, так сказать. К примеру, был маршрут с тремя остановками: в одном месте смешивались два вида лавы, следующая гора – другие образцы, другая лекция и т.д. Лекции соответствовали маршруту, то есть цель маршрута была не только сходить и посмотреть, но и послушать о чем то, потрогать, посмотреть, присутствовала интерактивность.

А что из себя представляли «школьные» маршруты? Можете подробнее рассказать?

Иван Белов. Школа была с уклоном в минералогию и петрологию, так что нам, как сейсмологам, было сложно иногда воспринимать информацию.

Наталия Галина. Да, были проблемы с терминологией. Мало того, что ты на русском языке плохо знаешь, что обозначают некоторые понятия, так лекции были еще на английском. Ты слышишь знакомые слова, но связи между предложениями не выстраиваются и теряется смысл. Первые маршруты были посвящены знакомству с породами. В первый день мы ходили на холм рядом с базой, посмотрели породы и спустились. На следующий день поднимались к водопаду Опасный, на склоне Мутновского. Наблюдали интересные обнажения, когда видны разные временные периоды активности вулкана…

Мутновский

На фото: Вулкан Мутновский

Водопад Опасный

На фото: Водопад Опасный

Иван Белов. Часто говорят, что Камчатка – это другая планета, и это действительно ощущалось. Из-за породы, содержащей большое количество FeО3, поверхностный грунт принимал красный оттенок.

Наталия Галина. На третий день мы ходили смотреть уже кратеры Мутновского. Этот вулкан состоит из четырех кратеров и активной воронки, в которой фумарольная активность зашкаливает. Мы зашли в Мутновский-3, посмотрели там фумаролы, потом отправились в Мутновский-4, оттуда можно попасть к активной воронке, для чего нужно забираться на веревках по склону. Внизу находится кислотное озеро, которое в скором времени может стать пятым кратером.

Иван Белов. Нам рассказывали историю. Когда мы шли на Мутновский, на одном из холмов стоял крест. Какое-то время назад студент неосторожно двигался по этому же самому маршруту и упал в серу, провалился в фумаролу. По легенде, от него остался только сапог и берцовая кость, которая сейчас лежит у одного профессора института в кабинете на подоконнике. Так что да, там можно лишиться жизни, если не будешь смотреть под ноги. Да и сама местность довольно опасная, потому что извержение может начаться в любой момент. Я спрашивал у Павла Избекова, когда мы были в окружении вырывающихся кубометров водяного пара с большим количеством содержащейся серы, есть ли какой-то план, если сейчас вдруг начнется извержение. Он ответил, что конечно есть план – собираемся и убегаем.

А куда убегать-то? Может быть в пещеру?

Наталия Галина. Не поможет.

Иван Белов. Да, место, конечно, прикольное. Ходишь, смотришь – красиво. Но одновременно понимаешь, что можешь умереть в любой момент.

Наталия Галина. Да, нам еще рассказывали, что Авачинский тоже в таком же напряженном состоянии.

А сколько всего на Камчатке вулканов?

Двугорбая

Иван Белов. Активных – больше тридцати.

Наталия Галина. Очень много. Там два активных пояса, которые идут параллельно и в итоге сходятся в один.

Иван Белов. Так же Камчатская группа вулканов входит в более крупный морфологический пояс, продолжением которого являются вулканы на Аляске и Алеуты. Поэтому в экспедиции было много иностранцев. Из 23 слушателей около половины. Были люди с Аляски, из Канады, из США, Омана, Германии. И, естественно, все лекции были на английском.

Существует ли какое-нибудь итоговое или отчетное задание, которые вы должны выполнить к окончанию школы?

Наталия Галина. Нет. Мне кажется, школа – это знакомство с вулканами Камчатки, международное общение, обмен опытом.

Иван Белов. Это примерно как с конференцией. С одной стороны, это возможность донесения результатов своей работы до научного сообщества, но одновременно с этим, это еще и создание неких связей в международном научном мире. Так же и здесь. С одной стороны, мы получали знания, а с другой – мы общались с учеными со всего мира, которые занимаются разными интересными вещами.

Перед маршрутом

С какими специалистами вам удалось пообщаться?

Наталия Галина. Павел Эдгарович Избеков (Университет Аляски Фэрбенкс (University of Alaska Fairbanks), профессор), он водил нас на все маршруты. Приезжал Иван Юрьевич Кулаков (доктор геолого-минералогических наук, член-корреспондент РАН, Институт нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН (ИНГГ)). Приезжали третьекурсники кафедры физики Земли с физического факультета МГУ на прохождение полевой практики. В свое время мы проходили ее в июле, а в этом году так совпало, что ребята полетели во время проведения школы, и так как организаторы захотели внести в школу элемент геофизичности, они приезжали к нам с целью установить сейсмостанцию.

Избеков

На фото: П. Э. Избеков

Иван Белов. Которую через три дня выкопал медведь.

Наталия Галина. И с ними собственно приехали Евгений Ильич Гордеев (доктор физико-математических наук, профессор, Институт вулканологии и сейсмологии ДВО РАН), Николай Михайлович Шапиро (Парижский Институт физики Земли (Institut de physique du globe de Paris), профессор).

Иван Белов. В нашей группе слушателей было много иностранцев, которые занимались разными интересными вещами. Например, был Скай Кушнер из Канады, который занимается изучением выбросов ртути из вулканов. Так же был Ник из Аляски, занимающийся добычей газа, находящегося под высоким давлением во льдах в вечной мерзлоте. Он очень часто по этой причине ездит по России и, по его словам, это очень перспективные места залежей газа.

Наталия Галина. Еще была Адель, с геологического факультета МГУ. Для своего диплома она разбила около 30 алмазов!

Иван Белов. В общем, было много людей из разных направлений геофизики, но всех их объединила Камчатка.

Общее фото


Беседу вела Д. Савинова 

Печать

Joomla SEF URLs by Artio