Период упадка российской науки уходит в прошлое (интервью с академиком С. С. Григоряном)

Ссылка: Интервью 1102 (2011), Вестник ОНЗ РАН, 1, url: http://onznews.wdcb.ru/interview/intw_audio1102.html


Академик Самвел Самвелович Григорян
Академик Самвел Самвелович Григорян дал интервью электронному журналу "Вестник ОНЗ РАН". Интервьюер: Карина Бушмина ГЦ РАН.

К. Б.:Уважаемый Самвел Самвелович! Расскажите, пожалуйста, о мероприятии, которое проходило с 30 апреля по 3 мая 2011 года в Хорватии с участием представителей ОНЗ РАН.

С. Г.: Это было научное рабочее совещание–конференция, посвященное обсуждению острых современных научных проблем, связанных с физикой природной среды на нашей планете Земля и выработкой возможных научно-обоснованных рекомендаций по этой проблематике — следствий из результатов проводимых исследований, в частности, организации мониторинга окружающей среды и подготовки специальных кадров для работы в этой области. Официальное название конференции — "Интеграция геосфер в планетарной геосистеме: современные вопросы физики окружающей среды, моделирования, мониторинга, образования".

Это международное совещание–конференция было организовано Университетом г. Хельсинки (Финляндия), Финским метеорологическим институтом, Датским метеорологическим институтом (г. Копенгаген), НИИ "АЭРОКОСМОС" (г. Москва, Россия) и Геофизическим Институтом им. А. Мохоровичича Университета г. Загреба (Хорватия).

Специально обращаю внимание на то, что, в отличие от "стандартных" научных конференций, здесь был явно выраженный и акцентированный прикладной аспект, в особенности в ее части, связанной с мониторингом и неотложной необходимостью подготовки нового типа специалистов для действительно продуктивной работы по этим вопросам.

Из приведенных перечня проектов и прилагаемой программы Международного совещания видно, какие страны и организации финансируют и выполняют проекты, и кто является их координатором.

    К специальным презентациям относились:
  1. проект Европейского Исследовательского Совета PBL-PMES: современные достижения в теории геофизической турбулентности и параметризации пограничных слоев атмосферы как связующие геосферы компоненты в прогнозах погоды, качества воздуха и климатических моделях – совместные усилия разработчиков проекта и внешних совместителей,
  2. партнерские проекты MEGAPOLI — МЕГАПОЛИС: наблюдения, мониторинг и комплексное моделирование городской среды с учетом химико-физических связей и локальных взаимодействий и с использованием современных космических технологий дистанционного зондирования,
  3. TEMPUS проект QUALIMET: современные требования в области образования и подготовки специалистов в областях охраны окружающей среды (в частности, метеорологии) с точки зрения проблемы угрожающего воздействия человеческой активности на природу и климат, последних технических усовершенствований и повышения общего уровня высшего образования.

Кроме этого проводилось общее обсуждение с целью продвижения сотрудничества и обмена идеями в рамках (и вне их) объединения разрабатываемых проектов.

К. Б.: Кто на этом Международном совещании представлял Российскую сторону?

С. Г.: Официально нашу страну представлял один из организаторов данного мероприятия — НИИ "АЭРОКОСМОС" — головной институт по проекту МЕГАПОЛИС (директор института — академик Бондур, он же научный руководитель этого проекта).

Общий список участников содержится в программе этого Международного совещания. Как видно из прилагаемой программы, все координаторы и научные руководители проектов — наши ученые. А в прилагаемом списке участников конференции можно увидеть, что из 40 ее участников 23 тоже были нашими учеными. Многие из них живут и трудятся вне России, в различных странах мира.

Таким образом, эта Международная ассоциация ученых, работающая над одной из наиболее важных и неотложных научных проблем современности, фактически в основном состоит из российских и советских специалистов, и это говорит о многом… Лично я испытываю от осознания этого факта чувство высокого удовлетворения и гордости за мою Родину!

К. Б.: Каков, по Вашему мнению, уровень результатов российских научных исследований и разработок, представленных на конференции? А если сравнивать с зарубежными разработками — стран Европейского союза, США и другими?

С. Г.: Ваш третий вопрос — об уровне результатов российских научных исследований и разработок и его сравнении с зарубежными работами, очень интересен. Мой ответ будет состоять из двух частей.

Первая часть относится к сравнению этих уровней среди представленных на совещании работ российских ученых и ученых из других стран.

С удовлетворением можно констатировать, что наши работы заметно выделялись на общем фоне. Особенно сильное впечатление лично на меня и на других участников конференции произвел доклад академика Валерия Григорьевича Бондура, руководителя российского Научно-исследовательского института "АЭРОКОСМОС". В его докладе были продемонстрированы самый высокий в мировом масштабе уровень и глубина научной обоснованности, материально-технической обеспеченности, значимости и ясности получаемых обобщений в исследовании атмосферных, океанических и наземных явлений аэрокосмическими средствами. Я с удовлетворением ощутил и осознал, что период упадка в этой сфере науки в нашей стране, наступивший после ее преступного разрушения, к счастью, уходит в прошлое, благодаря усилиям и таланту таких россиян, как академик Бондур и его замечательная команда.

Очень сильным и впечатляющим был также доклад профессора Сергея Сергеевича Зилитинкевича, основного организатора всего этого международного мероприятия. В нем были ясно видны широкий охват проблемы теоретического описания весьма сложных термомеханических явлений в атмосфере Земли в их взаимодействии с другими "игроками" — океаном и сушей. Были представлены конкретные теоретические результаты общенаучного характера о строении и динамике планетарных пограничных слоев с выявленными им и его коллективом новыми эффектами принципиальной и прикладной важности. Речь идет о весьма радикальном изменении динамических характеристик упомянутых пограничных слоев из-за доминирующего влияния термической конвекции – по сравнению с таковыми для "обычных" пограничных слоев в аэродинамике и других технических областях. Речь идет также о новых эффектах и теоретических представлениях об "устройстве" турбулентности в атмосферных процессах.

К этой области я, в свое время, тоже "приложил руку" и мне особенно было важно узнать о существенно новом прогрессе в этом вопросе. Я мог бы еще долго анализировать представленные на конференции доклады — все было мне очень интересно, и я был очень активен — всем задавал много вопросов, выступал в обсуждениях, словом, — "приставал" ко всем. И это, конечно, потому, что было, действительно, интересно все… Но масштабы нашей с Вами беседы, наверное, не допускают этого.

А второй аспект сравнений состоит в том, что в целом общий научный уровень конференции, был несомненно первоклассным в мировом ранжировании. Я так думаю, как говаривал в известном фильме замечательный Фрунзик Мкртчян.

К. Б.: Есть ли, по Вашему мнению, перспективы у российской науки?

С. Г.: Из моих ответов на предыдущие вопросы ясен ответ и на этот — о перспективах нашей науки. Есть они, потому что у нас есть самые замечательные и талантливые ученые. Они вполне способны, несмотря ни на что, делать первоклассную науку, вопреки жуткой обстановке, созданной в России после развала СССР, вопреки непониманию властями первоочередной важности масштабной поддержки развития науки, технологий и, что очень, очень важно — школьного и высшего образования в стране. Пример успехов НИИ "АЭРОКОСМОС" академика В.Г. Бондура, многих (да—да, многих!) других российских научных и технологических организаций советского генезиса, "делающих ракеты" и другую суперважную продукцию, тоже — не благодаря, а вопреки действиям властей, свидетельствуют о том, что "еще не вечер"… Но если все так и останется, как сейчас, то этот "вечер", разрушительный и печальный, может придти, и очень скоро!

В заключение, чтобы не было мрачной концовки, несколько слов о том, чем закончилась наша замечательная конференция. Закончилась моим докладом о простых механико-математических количественных моделях тайфуна (сделанной 10 лет назад и еще не опубликованной …) и торнадо (сделанной год назад и тоже еще не опубликованной) и (внимание!) — скрипичным сольным концертом моей дочери Сусанны Григорян — очень красивой девушки и очень талантливого музыканта, живущей и работающей в оперном театре Валенсии (Испания), откуда я ее пригласил приехать и сделать такой подарок всем нам в финале нашей конференции.

Хорошо было все! И ознакомление (в пути и в месте назначения — великолепном Дубровнике — жемчужине Адриатики) с гористыми (Карпаты) южно-славянскими странами — Черногорией и Хорватией, и с их доброжелательными людьми, и с коллегами из Хорватии, и осознание того, что где-то рядом здесь появился на свет великий Андрея Мохоровичич, да, тот самый "Мохо", у которого есть "свой" крупномасштабный элемент в макроконструкции планеты Земля — граница между твердой корой и нижележащими массивами пород с иными свойствами. Все это необыкновенно возбуждало и порождало разные интересные размышления… Директор Геофизического института имени А. Мохоровичича Университета Загреба — очень активная, мудрая, как сова, очень высоко-квалифицированный специалист в геофизике и математике, очаровательная и приветливая женщина. Профессор Звездана Клаич создавала общую, удивительно доброжелательную атмосферу, ауру таланта и профессионализма и человеческого события.

Спасибо ей, спасибо им всем — хорватам и черногорцам за дни, проведенные в их славных, братских нам странах.



Сопутствующие линки: