А. О. Глико: «Тлеющий разряд» переведен в «пробой»

Просмотров: 966

covid 19 gliko

16 апреля 2020 г.

К обсуждению темы влияния коронавируса на события в обществе присоединился академик-секретарь Отделения наук о Земле РАН, академик РАН Александр Олегович Глико.

Gliko 180

Александр Олегович Глико – советский и российский учёный-геофизик, академик РАН. Академик-секретарь Отделения наук о Земле РАН, председатель Экспертного совета Отделения наук о Земле РАН, доктор физико-математических наук, профессор физического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Главный редактор электронного научно-информационного журнала «Вестник Отделения наук о Земле РАН»

 

 

 

Как, по-Вашему, изменится мир и научное сообщество после того, как человечество  справится с коронавирусом?

— Данная тема, по понятным соображениям, является более, чем популярной – массу самых разнообразных мнений, точек зрения и оценок можно легко найти в печатных изданиях и в интернете. Общий лейтмотив выражается фразой «мир станет другим», или «коронавирус коренным образом изменит мир, который вряд ли вернется к прежнему состоянию». Встречается точка зрения, что подобные кризисы могут служить толчком к более быстрому социально-экономическому развитию.  Однако, обосновать эту максиму далеко не просто.

Определенность выводов, которые можно сделать, обратившись к историческим аналогиям, не выходит за пределы крупнейших пандемий. В первую очередь, речь идет, конечно, о пандемии чумы XIV века, когда население Европы всего за три года уменьшилось на треть. Чудовищность этих потерь связывается современными историками с тем, что чума пришла на подготовленную в определенном смысле почву: первые два десятилетия XIV века отмечены сильным  похолоданием и ухудшением климата. Холод и влажность привели к катастрофическим неурожаям, голоду и ухудшению здоровья (сейчас мы сказали бы иммунитета) населения. Быстрее всего от последствий чумы оправилась Италия, а Франция, пережив бедствия столетней войны и Жакерии, начала восстанавливаться только в начале следующего столетия. Считается, что сильнейший катаклизм, связанный с чумой, создал стимулы ускоренного развития по цепочке «уменьшение трудоспособного населения – необходимость более высокой оплаты труда – увеличение потребительского спроса запрос на технические новации».

По мысли известного медиевиста Франко Кардини, «чума подорвала европейский феодализм».

Более близкий пример – «испанка» (1918–1920), жертвами которой стали по разным оценкам от 50 до 75 млн человек. И в этом случае эпидемия накладывается  на тяжелейшие условия войны, голода и разорения. Однако, ясно, что изменившие мир революционные события в России, Германии и Австро-Венгрии развивались бы и без «испанки».

Взглянем на другие эпидемии – чума время от времени навещала разные города и страны, о чем свидетельствуют «чумные» колонны. Великая чума в Вене (1679–1680), чума в Лондоне (1655–1660), оспа в Пруссии, совпавшая по времени с франко-прусской войной,  и в Австрии (1870–1873). Потери исчислялись, в каждом случае, сотнями тысяч человек, но кардинальных последствий для экономической жизни, вроде бы, не наблюдалось. Таким образом, общее умозаключение сделать не удается.

Теперь про коронавирус. Ясно, что коронавирус – не чума, не оспа  и даже не гонконгский грипп 1968–1969 годов, унесший, по имеющимся оценкам, жизни около 1 млн человек.  Вероятно, страх и охватившая мир паника могут быть, отчасти, объяснены  неизвестной природой вируса и стремительным его распространением.

Конечно, жесткие меры, принятые большинством стран, в конечном счете, позволят быстрее победить пандемию, чем это произошло бы при естественном течении событий. Цена – ухудшение экономической ситуации, спад спроса, торговли и производства, рост безработицы и, вероятно, социальной напряженности.

Но следует иметь в виду, что пандемия наложилась на уже развивавшийся экономический кризис, связанный с внедрением новых технологий добычи углеводородов, ростом доли сланцевой нефти в общем мировом балансе и, соответственно, фактором усиления конкуренции. Коронавирус перевёл, образно говоря, «тлеющий разряд» в «пробой». 

Поэтому, ответ на вопрос о том, как изменится мир после победы над коронавирусом, лежит в плоскости решения очень трудных экономических и социально-экономических проблем. Эти трудности усугубляются для стран с относительно слабой экономикой, базирующейся на эксплуатации природных ресурсов. Реальный прогноз восстановления и развития экономики могут дать только специалисты, обладающие всей полнотой знания функционирования финансово-промышленного организма страны и его взаимодействия с  мировыми центрами. Но это, так сказать, в крупном.

А вот в малой эпсилон-окрестности каждого человека скажется урон, который понесет малый и средний бизнес. Я уже не говорю о беде, которая постигла людей, работающих в данной сфере и от которых мы  сильно зависим, может быть, особенно этого не замечая. А ведь это парикмахерские, химчистки, разного рода ремонтные мастерские, кафе, малые предприятия различных услуг и т.д.  В этом плане очень интересно интервью мэра небольшого города Саянска (Иркутская область), которое можно найти в сети.

Что касается возможных изменений в мировой науке, то следует ожидать усиления лидирующей роли молекулярной биологии и медицинских исследований. Хотелось бы, конечно, прогресса и в мировой экономической мысли, но экономика, следуя В. Н. Страхову, видимо, слишком сложна для экономистов.

 
Какие опережающие меры должно принять человечество перед предстоящими эпидемиями?

— Мне трудно рассуждать на эту тему. Ясно, что в области молекулярной биологии наблюдается поразительный прогресс, и совершаются удивительные открытия.

Мир вирусов настолько многообразен, изменчив и опасен, что мне не кажется преувеличением мысль о том, что цивилизация, в конце концов, погибнет не из-за того, что «погаснет дневное светило», а из-за пришествия в урочный час некоего смертоносного вируса.

Что же касается мер, которые должны быть приняты в РФ, то, прежде всего, должна быть дана публичная оценка разрушению системы здравоохранения в стране и предприняты все необходимые шаги для ее восстановления. В этой связи интересна статья К. Гурдина, опубликованная в «Аргументах недели» N13 (70), апрель 2020 г. Цифры, приведенные в этой статье, впечатляют – с 2003 г. по 2012 г. под лозунгом оптимизации в стране было ликвидировано 3,8 тыс больниц. Нам это хорошо известно на примере ликвидированной прекрасной больницы с поликлиникой в п. Борок Ярославской области, где располагается Институт биологии внутренних вод РАН и обсерватория «Борок» Института физики Земли РАН. Теперь сотрудникам этих институтов и жителям окрестных деревень и сел приходится обращаться за медицинской помощью в райцентр, расположенный в 25 км от Борка. Вот и оптимизация, проведенная, по словам Силуанова, в тучные годы. Полагаю, что в сложившихся условиях более серьезного испытания, чем коронавирус, «оптимизированная» система просто не выдержит.

Как Вы рекомендуете относиться к происходящему?

— Мне кажется, следует сохранять спокойствие и ясность мысли, соблюдать карантинные меры, но не подавлять в себе способность удивляться или даже изумляться происходящему.  Не могу понять, какова, например, угроза от водителя, находящегося в личном автомобиле?

Теперь о цифровых пропусках – в Москве, вроде бы, алгоритм получения пропуска понятен, прост и толково изложен на сайте. Однако, практическая реализация этой идеи столкнулась с трудностями, которые вполне можно было бы предвидеть. А вот в Подмосковье  рецепт взят в чистом виде из »меню города Глупова» – нужно скачать специальное приложение  в Google Play и в заявке не только указать данные, которые требует пропуск по Москве, но еще и «приклеить» фотографию физиономии заявителя + фотографию заявителя вместе с паспортом. И это в области, где в большом количестве деревень жители довольствуются самыми простыми кнопочными мобильниками, а многие не имеют и таких. Чудна чиновничья мысль и привередлива!

Далее, массу свободного времени следует использовать с толком. Помимо творческой деятельности, можно перечитать много хороших книг. Я бы рекомендовал, в нынешних условиях, в число приоритетов включить Боккаччо, Камю и Салтыкова-Щедрина.

Наконец, в заключение хочу напомнить о пользе алкоголя, в особенности алкоголя крепкого. Несколько дней назад Министерство здравоохранения (или его аналог) Японии дало заключение о том, что употребление крепкого алкоголя снижает риск заражения коронавирусом.  А вот еще один интересный факт, свидетельствующий о целебности алкоголя. Персонаж известной песенки «Ах, мой милый Августин….» во время Великой чумы в Вене в 1679 г. упал в сильно пьяном состоянии в яму с чумными трупами и, по одной версии, проспал там до утра, а по другой взывал к помощи, но в любом случае сумел выбраться самостоятельно. И вот, надышавшись сильно зачумленным воздухом, не заболел. Умер же от пьянства, но существенно позже, с успехом пережив эпидемию. 

Когда все пройдет (а ведь, действительно, все проходит), люди могут пойти на работу с радостью, пришибленными или озлобленными. Предпочтем же первый вариант!

 

Публикацию подготовили: Эрнест Кедров, Татьяна Пономаренко, Екатерина Соловьева

Публикации рубрики:

Метки: COVID-19: мнение учёных

Печать

Joomla SEF URLs by Artio